Это не спойлер, мы все знаем, что лето любви редко обходится без разбитых сердец. Особенно если речь идёт о гомосексуальных отношениях. Открывающим показом первого фестиваля Q-Space в Таллинне стала трогательная экранизация французского бестселлера Филиппа Бессона ‭«Хватит врать‭». Фильм Оливье Пейона рассказывает историю успешного писателя, который возвращается в родной городок. Встреча с сыном своей ‭первой любви‭‭ заставляет его погрузиться в воспоминания. Жюльен Де Сен-Жан и Жереми Жилле, сыгравшие молодых влюблённых, кажется, уже могли бы собрать целое озеро из слёз зритель_ниц за время всех показов, которые они посетили. Антон Исюков побеседовал с перспективными актёрами о работе над фильмом, откровенных сценах и борьбе с ‭«внутренними саботажниками‭‭».

Жюльен, Жереми, за последние пару лет вы побывали на многих фестивалях, представляя ‭«Хватит врать». Похоже, что здесь, в Таллинне, это своего рода завершение главы с промо презентациями фильма. Какой была первая встреча со зритель_ницами и что изменилось с того момента?

Жюльен де Сен-Жан: Премьера фильма состоялась в 2022 году на кинофестивале во Франции, в городе Ангулем. Я впервые снялся в фильме для большого экрана, так что это был совершенно новый для меня опыт. Я помню, что чувствовал себя невероятно напряжённо, меня изрядно потряхивало. Удивительно, но директор фестиваля признал наш фильм своим фаворитом, так что у нас был спецпоказ. Это был очень эмоциональный момент для всех нас, включая режиссёра Оливье Пейона и исполнитель_ниц главных ролей. Мы с самого начала чувствовали, что это особенный проект, и, несмотря на волнение, были искренне рады работать над ним и поделиться им со зритель_ницами. Думаю, нам это удалось.

Жереми Жилле: Я помню, что на премьере даже была Брижит Макрон, первая леди Франции. Кажется, она дружит с Филиппом Бессоном, автором романа, по которому снят фильм. Это было очень тревожно, волнительно, странно и в то же время круто. За время всех премьер, что были у нас с тех пор, мы приобрели больше уверенности не только в себе, но и в том, как говорить о фильме. Странно быть здесь, в Эстонии, и говорить о картине спустя почти два года, но в то же время это прекрасно, потому что это помогает ей жить.



Могут ли зритель_ницы ещё как-то удивить вас своей реакцией после всех этих показов?

Жереми: На разных премьерах мы сталкивались с разной реакцией, когда выходили на сцену для вопросов и ответов. Иногда в зале было невероятно тихо, потому что аудитории нужно было ‭«переварить‭‭» фильм. Здорово, что зрители и зрительницы рассказывали нам много личных историй, похожих на сюжет картины. Даже те, кто читал книгу, не были разочарованы, потому что фильм одновременно и похож, и в хорошем смысле отличается от оригинала. Конечно, всегда найдутся люди, которым не нравится книга или её экранизация, и мы этому рады. Фильм, который нравится всем — это в конце концов как-то подозрительно. Но даже те, кому он не понравился, признали, что это, по крайней мере, неплохая адаптация.


Должен признаться, что меня фильм тронул, пожалуй, больше книги.

Жюльен: У режиссёра Оливье Пейона и автора Филиппа Бессона была хорошая связь. Многие хотели адаптировать книгу, потому что она была крайне успешной. Оливье изначально планировал сосредоточиться на настоящем главного героя. Он считал, что уникальность этой истории в отношениях между Стефаном Белькуром и сыном его бывшего возлюбленного, а не в том, чтобы фокусироваться на подростковой любви. Филипп Бессон ему сказал: «Предай меня, потому что из лучшего предательства может получиться лучшая экранизация». И это оказалось правдой.

Когда я впервые прочёл сценарий, я очень переживал, что те, кто читали книгу, будут разочарованы. Мне очень понравилась книга. Я даже прослезился в конце, потому что история глубоко меня тронула. Но когда я прочёл сценарий, я начал беспокоиться, что не смогу полностью передать то, что читал в книге. Я думал, что люди могут возненавидеть моего персонажа только потому, что он отличается. Даже Оливье Пейон уже после того, как утвердил меня, сказал, что я не тот Томас, которого он ожидал увидеть. Он хотел актёра, более похожего на сельского жителя, более грубого, мужественного и высокого.

Мне потребовалось немало времени, уже в процессе съёмок, чтобы немного отстраниться от книги. Помню, как Жереми сказал мне, что теперь Томас‭ — это я. Я знал книгу наизусть, так что мне следовало просто довериться своим чувствам и стать этим персонажем. Мне пора было перестать испытывать ‭«синдром самозванца‭‭».

Жереми: Ну действительно, это же совсем не интересно, если персонаж просто один в один. Люди сходятся на том, что экранизация сильно отличается от книги, но при этом обладает той же энергией и настроением.



Несколько моментов в ‭«Хватит врать‭‭» тронули меня до глубины души. Во-первых, тема запретной школьной любви. При том, что у меня самого такого опыта не было. Но больше всего я думал о своих знакомых, которые остались жить в российской глубинке, и о том, как трудно быть свободным, если мечтаешь о большем или если ты квир. Вы оба родом из сельской местности. Какими были ваши юные годы?

Жюльен: Мне очень нравилось жить в деревне. Но я всегда мечтал попасть в большой город. Поэтому, когда я приехал в Париж, чтобы учиться в театральной школе, я был счастлив. Мне казалось, что теперь всё возможно. В культурном плане я чувствовал, что могу по-настоящему выражать свои чувства. В фильме говорится, что жизнь в глубинке может принести страдания, потому что ты не такой, как все. Это может быть связано с гомосексуальностью или просто с тем, как ты хочешь себя выражать.

Жереми: ...То есть быть не тем, каким тебя хотят видеть другие люди.


Главный герой фильма Стефан Белькур‭ — это более взрослая версия твоего персонажа, Жереми, но мы никогда не видим, как выглядит повзрослевший Томас (персонаж Жюльена). Если немного пофантазировать, каким бы он мог быть 35 лет спустя?

Жереми: Интересно! Вообще-то я никогда не задумывался об этом. В фильме Томас выглядит совсем иначе, чем его сын Лукас Андриё, которого сыграл Виктор Бельмондо.

Жюльен: В книге Лукас должен выглядеть так же, как его отец. Ведь когда Стефан и Лукас встречаются в первый раз, Стефану кажется, что он видит свою первую любовь, Томаса. Впрочем, мы с Виктором Бельмондо совсем не похожи друг на друга.



Когда я смотрел «Хватит врать» и увидел сексуальные сцены, которые были довольно жаркими, я точно знал, что хочу спросить у вас об опыте работы с координатор_кой интимных сцен. Позже я прочитал в ваших интервью, что никако_й координатор_ки на площадке не было. А ещё что первая эротическая сцена была снята в первый же день съёмок. Причём это не первый раз, когда я слышу, что актёры и актрисы начинают именно с таких сцен. Например, сцена в ‭«Титанике‭‭», где героиня Кейт Уинслет позирует перед Джеком полностью обнажённой, тоже была снята в первый день. Почему так? Это такой режиссёрский вызов?

Жереми: Кстати, так нередко делается. Просто для того, чтобы растопить лёд и сразу установить связь. То есть лучше уж сделать это в первый день.

Жюльен: Хочу отметить, что мы сняли фильм всего за семь дней.

Жереми: За девять.

Жюльен: Точно! В самом начале мы сняли сексуальные сцены, нашу первую встречу, сцены на озере и другие. Режиссёр сказал, что мы можем начать съёмки вообще с финальной сцены всего фильма. Но я попросил Жереми и Оливье снять первой именно нашу первую встречу по сюжету. Я чувствовал, что так сработает лучше всего. Робость и хрупкость нашей реальной связи добавили аутентичности персонажам.

Жереми: Но если что, мы к тому моменту уже три месяца как тусовались вместе. Пока мы готовились к съёмкам, мы с Жюльеном подружились. Оказалось, что у нас много общих друзей, так что мы легко преодолели застенчивость.

Жюльен: Конечно, у нас были и репетиции, мы обсуждали отсылки к другим фильмам и то, как мы хотим более безопасно снять сексуальные сцены. Режиссёр даже сказал всем, кто не был необходим на съёмочной площадке, на время уйти, чтобы у нас было ощущение максимальной близости. По сути, это вопрос хореографии. Когда я смотрел фильм в первый раз, я был даже больше потрясён тем, что мы сделали, чем во время самих съёмок.


Да, по своему опыту знаю: съёмки, как правило, лишены любой романтики.

Жереми: Нам повезло, что нам не понадобил_ась координатор_ка интимных сцен. Но так бывает далеко не на каждой съёмочной площадке.

Жюльен: Оливье Пейон спросил, нужна ли нам помощь координатор_ки. Но мы с Жереми чувствовали, что мы на одной волне, и с режиссёром в том числе. Кроме того, в контракте всегда есть пункт, что если в смонтированной сексуальной сцене будет показано то, на что мы не соглашались, например, излишнее обнажение частей тела, то они вырежут её. У нас было право голоса даже через три месяца после съёмок.

Отношения между вашими героями развиваются в 1984 году. Другой фильм, в котором исследуется любовь между двумя молодыми мужчинами, снятый Франсуа Озоном — ‭«Лето 85‭‭». Действие фильма ‭«Назови меня своим именем‭‭» происходит в 83-м. Как вы думаете, почему лето 80-х пользуется такой популярностью в европейском квир-кино?

Жереми: Мне кажется, всё просто‭ — это воспоминания. Это время, в котором жили люди, снимающие кино сейчас. Это было их время, их молодость. Через 30 лет можно смело ждать что-то вроде «Лето 2012‭‭».


Вы родились гораздо позже времени, когда происходили события фильма. Интересно было погрузиться в яркую атмосферу 80-х?

Жюльен: Всегда потрясающе, когда на тебе костюмы, а вокруг декорации, представляющие ту или иную эпоху. Когда находишься на съёмочной площадке, ты попадаешь в совершенно другую атмосферу и погружаешься в неё с головой. Ты словно телепортируешься в другое время. Например, когда мы снимали сцену в школе, многие дети были одеты в разные образы в стиле 80-х. Это было очень круто, и это помогло нам проработать своих персонажей и воссоздать верную атмосферу фильма. Я даже помню плакат в комнате персонажа Жереми с известным французским певцом Жан-Жаком Гольдманом. Он был очень знаменит в те времена, и мы до сих пор слушаем его музыку.


Кажется, весь мир сейчас переживает эпоху глобальной ностальгии.

Жереми: Даже наше поколение, люди 20 с чем-то лет, ностальгируют по тому времени, хотя мы и не жили тогда. Забавно и странно, что многие ностальгируют по времени, которого на самом деле не знали.


Жереми, ты недавно получил премию «Эмми» за лучший короткометражный сериал под названием «A Very Ordinary World». Какие ощущения?

Жереми: Я искренне благодарен, но глобально это ничего не меняет.


Думаю, больше людей по всему миру теперь смогут его увидеть.

Жереми: Надеюсь, сериал будет транслироваться в большем количестве стран. До сих пор он выходил только во Франции. Это действительно большая честь‭ — быть частью всего лишь четвертого сериала в истории Франции, получившего «Эмми‭‭».



Как вы думаете, какая роль была самой большой и сложной для вас обоих на данный момент?

Жереми: Этим летом я снимался в проекте, где изображал Людовика XIII, короля Франции. Он был известен своим заиканием. Соответственно, я должен был заикаться в абсолютно каждой сцене. Это было сложно как физически, так и психологически. Чтобы подготовиться к этой роли, я прошёл курсы соколиной охоты и верховой езды. Подготовка длилась целый год. Теперь, когда всё закончено, я считаю эту роль самым серьёзным актёрским испытанием, которое у меня было до сих пор. Надеюсь, что результат будет выдающимся, я ещё не видел отснятый материал.


Кажется, больше никаких историй про подростковую любовь. Вы оба сменили вектор в сторону исторических драм. Жюльен, я знаю, что ты сыграл в эпической саге «Граф Монте-Кристо‭‭» с Пьером Нинэ в главной роли. Можешь ли ты что-то рассказать об этом проекте?

Жюльен: Это действительно невероятная возможность для меня. Вы знали, что это самый дорогой фильм, который снимали во Франции за последние годы? У меня был шанс поработать с одними из лучших актёров и актрис Франции, о съёмках с которыми я раньше мог только мечтать. Но в такой ситуации очень важно уметь справляться со стрессом, чтобы он не повлиял на твою игру. У тебя ограниченное время на съёмку сцены. И после того, как ты её завершаешь‭ — всё, она останется в фильме навсегда. Иногда я чересчур много думаю о мнении команды или коллег по цеху. И это может мешать мне быть полностью свободным. Я боюсь, что из-за чрезмерного стресса я не смогу показать себя с лучшей стороны.

Жереми: О нет, ты не можешь сыграть плохо. Ты невероятный!


Вы оба очень поддерживаете друг друга. А мы ждём выхода ваших новых фильмов. У меня остался последний вопрос. Вашим героям в ‭«Хватит врать‭» по 17 лет. Перефразируя классический вопрос легендарного РуПола финалисткам RuPaul's Drag Race: ‭«Что бы вы сказали себе 17-летним?‭». Я знаю, что это было относительно недавно.

Жереми: И тем не менее много чего произошло. В 17 лет я ещё ничего важного не сделал. Я бы сказал: ‭«Не волнуйся. Все придёт быстрее, чем ты думаешь‭».

Жюльен: Я бы сказал: ‭«Доверься себе. Ты найдёшь людей, с которыми будешь счастлив‭‭». Я всегда хотел быть актёром. В глубине души я всегда знал, что это произойдёт. Ты можешь быть супер талантливым, трудолюбивым и милым, но в этой индустрии так велика сила случая. Поэтому я очень благодарен за то, что встретил нужных людей в нужное время. Самое главное сейчас‭ — продолжать работать.

Жереми: Поздравляю, Жюльен! Ты‭ — Мисс Вселенная. (оба смеются)