В Международный женский день 8 марта 2021 года стало известно о том, что Россию на Евровидении будет представлять певица Манижа, которая выступает против домашнего насилия, в поддержку ЛГБТ-людей и за бодипозитив, является послом доброй воли ООН по делам беженцев и поддерживает некоммерческие организации. Публичный образ Манижи расходится с образом Первого канала, на котором транслируют проправительственные ток-шоу, поэтому персона певицы вызвала шквал конспирологических теорий и волну неодобрения – даже несмотря на то, что отбор кандидатуры на конкурс проходил путём зрительского смс-голосования (впервые за 7 лет), а Первый канал заявил, что за честностью голосования следили независимые аудиторы Ernst & Young.

«конкурс для людей с необычной внешностью и некими пристрастиями»

Нашлось много недовольных тем, что Россию на конкурсе будет представлять певица таджикского происхождения – Манижа родилась в Таджикистане, но с трёх лет живёт в Москве. Особенно остро консерваторы восприняли тот факт, что Манижа едет на конкурс с песней Russian Woman («русская женщина» или «россиянка»).

Песню обсуждали даже в Совете Федерации. Одна из инициаторок «закона Димы Яковлева», сенаторка Елена Афанасьева высказалась о том, что «Евровидение превратилось в конкурс для людей с необычной внешностью и некими пристрастиями». Однако она добавила, что «многих россиян удивил выбор исполнительницы», а песню Манижи она охарактеризовала как «троллизм в отношении российских женщин».

Реакция госпожи Афанасьевой отражает мнение значительной части россиян. В 2014, после победы Тома Нойвирта, выступавшего тогда под псевдонимом Кончита Вурст, русскоязычную часть интернета заполнила волна гомофобных комментариев о том, что Евровидение превратилось в конкурс для «бородатых женщин». В 2018, после победы Нетты Барзилай, к ежегодной порции гомофобии добавился сексизм и бодишейминг. Выступление Манижи спровоцировало ещё и национализм.



оскорбленные чувства «русских женщин»

Манижа – не первая представительница «нетитульной» нации на Евровидении. В 2013 году Россию представляла Дина Гарипова из Татарстана, однако её кандидатура не вызвала настолько негативной реакции – возможно, из-за того, что тогда и сам конкурс не вызывал большого интереса, но возможно и потому, что Гарипова исполнила нейтральную песню What If о дружбе и взаимовыручке. С уроженкой Таджикистана, поющей о русской женщине, традиционалисты смириться не смогли.

В интервью после конкурсного отбора Манижа говорила о том, что проявления ксенофобии, с которыми она сталкивалась до Евровидения, были несравнимы с тем уровнем ненависти, который она увидела после отбора. Ей угрожали, желали смерти и заявляли, что она не должна участвовать в конкурсе и «оскорблять чувства русских женщин».

Некоторые издания после известия об отборе Манижи на Евровидение выступили с комбо из ксенофобии и гомофобии: начали появляться заголовки «Таджичка-лесбиянка расскажет Европе о русской женщине» и «Ориентация не поможет Маниже выиграть Евровидение». Сама певица в интервью признавалась, что подобный дискурс для неё не нов. Она высказывалась в поддержку ЛГБТ и участвовала в спецпроекте квир-зина «Открытые». После певица заявила, что пол-Таджикистана считает её лесбиянкой.

«Они думают, что если ты поддерживаешь ЛГБТ-сообщество, то значит ты точно гей. Но это не факт. Я просто люблю людей и я обожаю ЛГБТ-сообщество и я считаю классным поддержать их на своей платформе», – сказала певица в интервью журналу Hello.

недославянка, недотаджичка

При этом откровенно унизительное изображение таджиков и жителей Средней Азии в целом никогда не вызывало в России такой волны протестов. В 2006-2011 годах актёры армянского и молдавского происхождения Михаил Галустян и Валерий Магдьяш изображали гастарбайтеров из Таджикистана Равшана и Джамшута в сверхпопулярном на тот момент шоу «Наша Russia». Парламент Таджикистана выражал протест в отношении шоу ещё в 2007 году: тогда парламентарий Мамадшо Илолов назвал недопустимым высмеивание целой нации. А в 2010, после выхода полнометражного фильма «Наша Russia. Яйца судьбы» лидер движения «Трудовые мигранты Таджикистана» Каромат Шарипов назвал действия создателей фильма и шоу «моральным геноцидом таджикской нации». Особой рефлексии в российском обществе на эту тему не последовало. А в 2017 году один из создателей шоу Семён Слепаков заявил о том, что шоу «улучшило отношение к мигрантам».

К началу 2020-х медиа-образ собирательных «нерусских» остаётся крайне колониальным. Стендаперша с казахскими корнями Сауле Юсупова в выступлении 2020 года рассказала о том, что ей написали в соцсети с предложением сыграть в фильме уборщицу: «Почему мне решили написать? Я стою на аватарке с микрофоном, я выступаю. Я не говорю в него: «Ну-ка ноги поднимите, сейчас шваброй пройдусь». Летом 2020 года вышел клип на песню «Мона Лиза» группы VADA. По сюжету клипа курьер из Средней Азии (в исполнении актёра с корейскими корнями Романа Хана) стал самым богатым человеком России, потому что доставлял еду в пандемию и спал по 7 минут в день. Вероятно, идея показалась создателям смешной, но на момент съёмок клипа группа курьеров Delivery Club устраивала бессрочную забастовку из-за того, что им несколько месяцев не платили зарплату. О невыносимых условиях работы курьеров начали говорить уже за год до этого: после смерти от сердечного приступа 21-летнего курьера Артыка Орозалиева, отработавшего 10-часовую смену без перерывов в доставке «Яндекс. Еды». Наутро после смерти Орозалиева его ещё раз оштрафовали за неявку на работу.

Так что переосмыслением медиа-образа российских метисов – именно это слово Манижа применяет к себе во многих интервью – певица занимается практически в одиночку. В клипе «Недославянка» она высмеивает стереотипы о жителях Средней Азии: моноброви, золотые зубы и курение кальяна за рулём. Песня со словами «Я недославянка, я недотаджичка… Я вроде бы пела, что из другого теста/ Но мне неизвестно моё место» отозвалась не только у целевой аудитории в России, но и у россиян в эмиграции: в комментариях к клипу российские эмигранты в Германии и США пишут, что ощущают такую же национальную дисфорию и нигде не чувствуют себя своими.



новая критика, новые поклонники

Уже после выступления Манижи на Евровидении произошёл очередной скандал: журнал Wonderzine опубликовал колонку, в которой главред издания Юлия Таратута высказала мнение о том, что номер Манижи на конкурсе мало связан с реальным активизмом и феминизмом – несмотря на то, что в номере Манижи приняла участие проходящая по уголовному делу редактор Doxa Алла Гутникова и другие журналистки и активистки. Кроме того, в колонке Таратута ссылалась на информацию анонимного телеграм канала о том, что дядя Манижи Акмал Усманов якобы связан с прокремлёвским бизнесменом Юрием Ковальчуком. После выхода колонки Манижа написала в инстаграм о том, что её юристы готовятся подать на журнал в суд, чтобы отстоять честь и достоинство её семьи.

Эта история пока набирает обороты. После заявления Манижи Юлия Таратута дала развёрнутый комментарий The Village, в котором заявила о том, что получила от своих источников информацию о, якобы, связи поездки Манижи на конкурс с решением администрации президента, а также о том, что на данный момент Первый канал «в каком-то смысле монополизировал контакты певицы с прессой».

Однако ситуация с обвинениями певицы в связях с администрацией президента также вполне вписывается в колониальный дискурс. Часть россиян настолько привыкла воспринимать таджиков исключительно как сотрудников сервиса, что они готовы легко поверить, что певица таджикского происхождения могла поехать на международный музыкальный конкурс только благодаря протекции влиятельных покровителей. Если эта мысль кажется слишком радикальной, вспомните, сколько раз этнически русских певцов подозревали в том, что их поездка на международный конкурс была проконтролирована администрацией президента.

Впрочем, сама Манижа рассказала команде «Бок о Бок», что после Евровидения у неё появилось не только много критиков, но и новые поклонники: «В моей жизни появилась масса новых слушателей, которые слышат меня. Для любого творческого человека это большое счастье. Совсем скоро я выпущу проект, который будет наполнен любовью. Именно её мне хочется вернуть тем, кто в меня верил».